В Оренбуржье меры господдержки могут сыграть решающую роль в развитии животноводства

Все новые меры поддержки сельхозтоваропроизводителей появляются на федеральном и областном уровне. Гранты для начинающих фермеров, субсидии производителям молока и мяса, компенсации затрат на строительство помещений и приобретение племенного скота и кормов… Насколько эффективно работают эти меры на перспективу, способствуют ли развитию животноводства? Вот какие ответы на эти вопросы услышал наш корреспондент в Курманаевском районе.

Удержаться на рубеже

На весь Курманаевский район приходится сейчас 1 684 головы крупного рогатого скота. Не будем вспоминать, сколько коров держали на его территории во времена не столь отдаленные, сегодня здесь рады и тому, что с 1 января по 1 ноября 2021 года скота меньше не стало, а в сравнении с прошлым годом поголовье даже немного, на 29 голов, увеличилось.

— В зимовку вступили по плану, с октября все хозяйства, занимающиеся молочным животноводством, перевели скот на стойловое содержание. Корма, несмотря на сложные погодные условия, заготовлены в достатке, — говорит начальник районного управления сельского хозяйства Кадыр Муссалимов. — Была перспектива увеличить поголовье, находился инвестор, готовый завести 200 голов КРС, но в засушливый год он рисковать не стал. Животноводство — производство затратное, а молодым фермерам хочется получать прибыль без особых вложений. Все стараются работать с землей, заниматься растениеводством, поэтому особого прироста поголовья ждать не приходится, удержаться бы на нынешних показателях.

Самое крупное в Курманаевском районе хозяйство, где наряду с растениеводством занимаются производством молока и мяса, — АО имени Куйбышева. Содержится здесь более тысячи голов КРС, из них 537 — молочный гурт. На днях у предприятия, бывшего раньше подсобным хозяйством нефтяников, сменился собственник. Пока новый хозяин выразил намерение сохранить и развивать животноводство.

— Хорошо, если так оно и будет, вкладывать предстоит много и в ремонт животноводческих помещений, и в приобретение техники, — говорит Кадыр Савинович. — Вот тут меры государственной поддержки могут сыграть решающую роль в сохранении поголовья.

Потому что хочу!

Николай Александрович Уйманов мясным животноводством занимается с 2011 года. Во времена колхозные в его родном селе Гаршино было молочное стадо на полторы тысячи голов, держали 7 тысяч овец, 3 тысячи свиней. Потом молоко стало стоить дешевле газированной воды, шерсть оказалась никому не нужна, а к содержанию свиней предъявили такие требования, что дешевле было от них избавиться. И осталась в распоряжении бывших колхозников и новоявленных фермеров только земля.

— Наверное, по старой коммунистической закваске я не смог жить без животноводства, — признается Николай Александрович. — Возвращаться к производству молока было бесполезно, доярок в селе даже за очень большую зарплату не найдешь, и обучить молодежь этому делу некому. Решил заняться мясным скотоводством. Приобрел в Адамовском районе 120 племенных телочек породы казахская белоголовая, в племенном питомнике Самарской области купил бычков. Вложил тогда 7 миллионов рублей, 2 миллиона составила компенсация, с этого все началось.

Сейчас в КФХ Уйманова 150 коров и 155 голов молодняка. По этому году получил субсидию — 444 тысячи рублей, по 3 600 рублей на корову с теленком. Два года назад приобрел Николай Александрович четырех чистокровных быков-герефордов на племя. Сейчас его молодняк охотно покупают хозяйства даже соседних регионов.

— Скот хороший, можно сказать, элитный. А вот продавать его как племенной, не имею права, для этого надо быть не КФХ, а юридическим лицом. Переоформляться на склоне лет не хочется, лишние хлопоты, вот и уходят наши бычки и телочки по 170 рублей за килограмм живого веса, а как племенных могли бы их продавать по 260 рублей. Когда цена одной головы менее 40 тысяч рублей, это уже убыток для хозяйства, — объясняет Уйманов. — В себестоимость входят и корма, и заработная плата, и обработка земли под кормовые культуры. У меня под них 400 гектаров отведено, посеял бы на этом поле подсолнечник — получил бы прибыль в пять раз больше. И работников в хозяйстве, не будь животноводства, надо не 25 человек, хватило бы 10 механизаторов.

— Так зачем же держите скот, раз это невыгодно? — спрашиваю я.

— Хочу, — одним словом отвечает Николай Александрович. — Нравится мне это дело. Да и люди круглый год заняты, механизаторы зимой подменяют работников фермы, дают им возможность уйти в отпуск. Пока в силах, буду держать скот, а там, как наследники решат…

У нового поколения не в чести

На территории Гаршинского сельского совета рядом с Николаем Александровичем работают еще два самостоятельных фермерских хозяйства, его сына Максима Уйманова и зятя Дмитрия Коляды. «Они уже капиталисты, — охарактеризовал молодое поколение ветеран. — Во главу угла ставят прибыль, потому и животноводство у них не в чести».

— Рынок — это такая штука, которая все потуги власти удержать животноводство субсидиями и компенсациями сводит к нулю, — откровенно высказывает свое мнение Максим. — Если нет реальной выгоды, никто им заниматься не будет, время такое сейчас. Сохранить рабочие места – это, может быть, красиво звучит в социальном плане, а на деле оборачивается для хозяйства убытками. Нравится отцу такая благотворительность, его право. Мы заниматься животноводством не планируем.

Уйманов-старший по многим позициям с сыном соглашается. Сегодня ценовая политика от сельхозтоваропроизводителей никак не зависит, ее диктует рынок.

— Бывая в областном центре, интересуюсь ценами на говядину. Так вот, в «Ленте» цена за один килограмм колеблется от 600 до 1 200 рублей, — говорит Николай Александрович. — А мы даже готовым мясом продаем ее по 300 рублей, а живым весом сдаем скот переработчикам и вовсе по 105 рублей. Откуда берутся такие цены на прилавках магазинов, кто в итоге в прибыли? Только не мы!

Предвидя дефицит мяса, правительство обнуляет пошлины на его импорт, что в свою очередь приведет к еще большему падению закупочных цен для отечественных сельхозтоваропроизводителей. Конкуренции с Бразилией, Мексикой и другими зарубежными поставщиками им не выдержать. Потому и перспективы развития животноводства в ближайшее время выглядят весьма туманными. Может быть, в других территориях Оренбуржья ситуация складывается иначе, а в Курманаевском районе энтузиазма и подъема пока не наблюдается. Несмотря на все, безусловно, правильные и весомые меры поддержки.

Тамара Назина


Похожие новости

10-12-2021 13:49
Экспорт продукции агропромышленного комплекса Оренбургской
10-12-2021 12:17
В соответствии с Указами Губернатора
2-12-2021 8:50
Сельхозпредприятиями области за 10 месяцев
25-11-2021 9:47
Все новые меры поддержки сельхозтоваропроизводителей
19-11-2021 12:42
Правительство РФ внесло в Госдуму
19-11-2021 9:59
Ущерб аграриев Оренбуржья от засухи
4-11-2021 18:38
У аграриев новый год начинается
3-11-2021 14:28
Сельскохозяйственный кооператив «Красногорский» ведет строительство

Также читайте

18-01-2022 14:01
В 2022 году размер минимального оплаты труда в Оренбургской области
18-01-2022 13:35
В Оренбурге разрабатывают новую схему городской транспортной сети. В ее
21-01-2022 10:24
Губернатор Денис Паслер поручил проиндексировать выплаты отдельным категориям оренбуржцев, сообщили
22-01-2022 12:03
О поставках передовых ударных систем в РВСН на днях заявлял
18-01-2022 16:39
Ленинский суд Оренбурга 18 января избрал меру пресечения еще одному
18-01-2022 12:38
В Оренбургском районе полицейские в погоне за водителем открыли огонь,