Оренбургский сэнсэй снова идет воевать

Медаль «За воинскую доблесть» недавно получил доброволец СВО из казачьего  подразделения БАРС-6 «Форштадт» Евгений Безручко. А уже в начале июня герой из Оренбуржья  вновь собирается на передовую…

Мой кошелек не стоит его жизни

Кто такой Евгений Безручко, наши поклонники единоборств знают уже тридцать лет.

Жене было 16, когда из-за травмы спины ему пришлось оставить легкую атлетику. Друг позвал в карате. В СССР оно было легализовано лишь в 1989 году, а дело происходило в 1988-м. В Оренбурге ребята занимались запрещенным единоборством рядом со стадионом «Динамо» под вывеской ОКОД — оперативного комсомольского отряда дружинников.

Через два года Безручко стал вторым на зональном первенстве России. В 1991-м Евгению присвоили 1-й дан карате-до шотокан, и он оказался самым молодым в Оренбуржье обладателем черного пояса. В 1992-м взял серебро на последнем чемпионате СССР, а дальше… Участвовать в соревнованиях прекратил. Потому что на семинаре познакомился с Роландом Хаберзетцером — крупнейшим исследователем и пионером боевых искусств в Европе. Тот объяснял: спортивные единоборства и боевое искусство — это два непересекающихся пути, выбирать нужно что-то одно. Евгений Безручко предпочел второй вариант, и Хаберзетцер стал его сэнсэем — учителем.

— И что, занимающиеся боевым искусством не могут между собой соревноваться? — уточняю у Евгения.

— Нет, поскольку это не спорт. Когда цена вопроса — жизнь, поединок будет совсем иным.

— То есть изначально предполагается убийство противника?

— Мы учим не убивать, а выживать в критической ситуации. Хаберзетцер объяснял: если ко мне подойдут на улице и потребуют отдать деньги, я отдам, потому что содержимое моего кошелька не стоит жизни этого человека. Вот при реальной физической угрозе мне или моей семье я буду действовать в соответствии с принципами будо «Иккен хисатцу» — «Один удар — одна жизнь».

 

В 2005 году после публичного экзамена во Франции Хаберзетцер вручил Евгению Безручко диплом о присвоении 5-го дана и, согласно древней иерархической системе в Будо, звания таши-хо, что означает «человек-воин». Сейчас оренбуржец — обладатель 6-го дана, который получают за вклад в пропаганду карате. Нынче у него не черный, а красно-белый пояс.

Еще в 1990-х Евгений сам стал тренером. Тех, кто уже его называет своим сэнсэем, тысячи. Он — президент созданного в 1998-м Национального центра развития будо «Ронин Ренмей» и минимум два раза в год проводит в Оренбурге семинары, на которые приезжают ученики не только из нашей области, но и из Челябинска, Москвы, других российских регионов.

При этом боевые искусства для Безручко являются лишь хобби. Он еще по молодости решил, что зарабатывать на жизнь будет не карате. Получив высшее образование, стал экономистом. Абсолютно мирная профессия. В 1990-х начинал в аудиторской фирме, после перешел в оценочную компанию «ОренЛайт», которой руководит его же ученик Сергей Беломытцев…

   

Перед осколками искусство бессильно

Когда в октябре Евгений уходил на фронт, он только своего начальника и предупредил. Жене и детям сообщил, что едет на вахту. Дабы не переживали. Правда, уже на следующий день Сергей ему в «Ватсапе» написал: все, «спалился» ты, по телевизору был сюжет об отправке добровольцев и тебя показали. Но и во время боевого слаживания, и после Евгений рассказывал семье успокаивающие сказки. «За ленточкой» это было сложнее. Чтобы позвонить, бойцы шли несколько километров по улицам городка, сворачивали в лесопосадку и там у известного им пенечка ловили связь. Но и оттуда Безручко убеждал домашних, будто бы не пустили его на передовую, оставили при кухне картошку чистить.

Почему он, 50-летний, решил воевать? Его ведь даже на «срочную» когда-то не взяли из-за проблем с позвоночником. Правда, занятиям карате больная спина не помешала. Мог бы дальше заниматься оценочной деятельностью, в свободное время обучая молодежь… Не смог. Некоторые его ученики тоже на Донбасс отправились, ну и он прикинул: сын с дочерью выросли, папино присутствие им уже не так необходимо, у жены Юлии собственный бизнес. А на фронте он заменит кого-то из молодых. Пусть едут домой и своих детей заводят и растят. Тогда в Оренбуржье казаки как раз в БАРС-6 «Форштадт» добровольцев набирали, вот к ним Безручко и присоединился.

Спрашиваю у него:

— Как боевые искусства на войне применить?

— Да никак, — отвечает. — Выстрелят тебе в голову или осколок прилетит — на том единоборство и закончилось. Нет там рукопашного боя. Хотя общая спортивная подготовка и определенная уверенность в себе, конечно, важны. На Донбассе о том, что я — сэнсэй, все только по моему позывному знали. Когда стоял ночью на посту, тренировался, выполнял ката — это комплекс упражнений. Я стал обычным стрелком. Мог выбрать профессию гранатометчика, пулеметчика, снайпера, но предпочел автомат.

 

«Ехал умереть от пули, а не от снаряда!»

Страшно ли на войне? «Сэнсэй» утверждает, что страх необходим, без него не выжить. Только не парализующий липкий ужас, а нормальное чувство самосохранения. Евгений признает: среди добровольцев, с которыми в октябре уходил на передовую, немало было переоценивших себя, насмотревшихся фильмов о войне. И вот уже крепкий мужик, когда-то служивший в полиции, горячо объясняет, почему решил «пятисотиться»: «Я ехал умереть от пули, а не от снаряда!»

— На фронт идут не умирать, а выполнять поставленные командованием задачи, — бросает «Сэнсэй».

Что такое «груз 200», многие знают со времен боевых действий в Афганистане. Это погибшие. «Трехсотые» — раненые. «Пятисотые» — те, кто покидает часть до окончания срока контракта. Кого-то за пьянку выгоняют, кто-то сам отказывается служить дальше. Безручко вспоминает: был у них один крепкий парень, он из Оренбурга к месту боевого слаживания направился уже полностью экипированным, с налокотниками и наколенниками. А когда на передовой оказался, его разрывом снаряда немного оглушило и он тут же домой запросился.

— Уехал как «трехсотый»? — уточняю у Евгения.

— Нет, «пятисотый». Медики сказали, у него на следующий день бы все прошло, ничего серьезного. «Трехсотых» проверяют. У нас одному осколок под «броник» залетел — представитель военной прокуратуры прибыл и шесть листов исписал, опрашивая о подробностях ранения. Страховые компании ведь просто так деньги не платят.

Укушенные войной

Евгений Безручко пока беспартийный, но, когда ему велели прибыть на съезд партии «Справедливая Россия» для получения медали «За воинскую доблесть» — надо так надо, поехал. Расспрашивать «Сэнсэя», за что конкретно представлен к награде, бесполезно.

-Подвигов не совершал, только стрельбой противнику отвечали. И вообще я при кухне картошку чистил!» — смеется.

Когда в феврале по окончании контракта Евгений Безручко вернулся в Оренбург, снова занялся оценочной деятельностью. Да только воспоминания не отпускали.

— Есть такое понятие «укушенные войной». Я это еще до начала СВО слышал, от парня — участника боевых действий. И вот на себе ощутил.

В июне «Сэнсэй» снова отправится в БАРС-6. Он знает, кого защищают там российские бойцы. Около десятка человек проживают в подвале пятиэтажки рядом со штабом «Форштадта» — им солдаты то кастрюлю борща передадут, то кашу. Еще есть дети. Когда «барсы» предложили оставшейся в городке ребятне прийти за новогодними подарками, не все рискнули, опасаясь обстрелов, но те, кто получил сладости, были безмерно счастливы. Помнит Евгений и бабушку, вышедшую из дома к российским солдатам с пирожками. Всех заранее предупреждали не брать у местных никаких продуктов — мало ли у кого какие контакты с Украиной, могут и отравить. Только бабушка оказалась уж очень радушной. Видно было, что живет бедно, но, когда кому-то не хватило пирожков, метнулась на кухню: «Сейчас еще испеку!» Не забыть Евгению и удивление женщины, у которой подразделение разместилось на постой: «Когда украинцы уходили, сказали — вот «орки» придут, вас изнасилуют и убьют. А вы дрова колете, тушенкой делитесь»… И очень часто «барсам» приходится слышать: «Родненькие, оставайтесь, не уходите, украинцы нас порежут! Для них мы, кто не уехал, это «сепары», которых надо уничтожать!»

— До 50 лет не думал, что окажусь на войне, а сейчас тянет назад, — признается Евгений Безручко. — Там каждый проявляется и в лучших своих качествах, и в плохих. Лишние уходят, остаются люди, с которыми мне хочется быть рядом и сейчас, и когда война закончится.

 

Васса ЯКУШЕВА

Фото предоставлено Евгением БЕЗРУЧКО

16+


Похожие новости

19-07-2024 11:27
Акбулакский районный суд арестовал трех
19-07-2024 9:00
Проходите вперед, бабульки и дедульки, 
18-07-2024 17:27
Пострадавшей оренбурженке возместят моральный ущерб
18-07-2024 16:24
Обвиняемый в изготовлении детской порнографии
18-07-2024 15:10
Металлурги комбината «Уральская Сталь» (с
18-07-2024 12:40
 Оренбургские дачники планируют провести конференцию,
17-07-2024 16:39
Агроном из Соль-Илецка Дмитрий Панягин
17-07-2024 9:30
В мэрии областного центра рассказали,
16-07-2024 14:37
Официальный представитель МВД РФ Ирина
16-07-2024 13:35
В Оренбурге начался конкурс, посвященный
16-07-2024 13:08
В Оренбургской области в этом
15-07-2024 19:44
Оренбургский священник Сергей Чебурков, работающий
15-07-2024 18:05
УМЧС Оренбургской области объявило штормовое

Также читайте

16-07-2024 14:37
Официальный представитель МВД РФ Ирина Волк опубликовала в своем ТГ-канале
17-07-2024 14:49
На рынках в Оренбуржье произошел резкий скачок цен на местную
18-07-2024 13:55
В Новосергиевском районе в результате страшной аварии столкнулись две фуры
17-07-2024 15:21
С 17 июля автобусы № 54Н Оренбурга ходят по обновленному
18-07-2024 13:29
Прокурор Оренбургской области оценил, как идет  строительства жилья для пострадавших
17-07-2024 16:39
Агроном из Соль-Илецка Дмитрий Панягин поучаствовал в программе «Жить здорово»