И в Оренбуржье есть верблюды. А где?

В степях восточного Оренбуржья есть уникальный памятник природы — Верблюд-гора. Поверьте, стоит проехать сотни километров на восток, чтобы своими глазами увидеть эту нерукотворную «скульптуру», окунуться в степное разнотравье… А еще — познакомиться с настоящими верблюдами, живущими практически на воле, и с их хозяевами, сохранившими традиции и уклад степняков.

Созданный ветром

Как он до сих пор не пострадал от человеческих рук — уму непостижимо. Наверное, только потому, что расположен за сотни километров от ближайших городов. На самом краю Оренбургской области, в Светлинском районе, почти на границе с Казахстаном.

Это то самое место, где последние холмы Уральских гор переходят в просторы Великой степи. Зона ветров и резких климатических перепадов, когда летом за 40 с плюсом, а зимой — под минус 30. А ветер 20 метров в секунду считается не ураганом, а почти что нормой.

Ветра и выдули за многие тысячелетия из каменных глыб две скалы. Посмотришь сбоку — простые столбы. А подойдешь спереди — и перед тобой лежащий на земле верблюд. То ли отдыхает, то ли ждет отставший караван.

Местную достопримечательность нам показывал тогдашний замглавы Светлинского района. Он признался, что сам уже много лет не добирался до Верблюд-горы. Как-никак, от райцентра до нее сто километров и в основном по степному бездорожью. А тут репортеры из области дали повод лично проинспектировать состояние памятника природы. В смысле, убедиться, что он еще цел.

— А что ему будет? — не поняли мы. — Он же каменный…

На это замглавы только рукой махнул.

— Что бы вы понимали… У него камень, который «морда», вообще на двух точках висит. Ветер дунет посильней и — все! Правда, пока еще держится. Последние сто тысяч лет.

Василий Николаевич энергично махнул рукой.

— Да так бы и держался, кабы не люди. Как к нам в степь приедут, и давай свои порядки устанавливать. Взять хоть ту армянскую бригаду. В восьмидесятых…

Договорить наш собеседник не успел. Машина подрулила прямо к скале.

Окаменел от обиды?

Сказать честно, камней, разбросанных по степи, тут вообще много. Очень много! Как видно, постарался доисторический ледник, растаскивавший в незапамятные времена на юг Уральские горы. Но скала такой величины — одна. К тому же уникальной формы.

— О нашем верблюде есть легенда, — улыбнулся замглавы, довольный тем, что все пока на месте. — Казахи здесь табуны пасли, караваны водили через степь от Китая. Они и выдумали.

Легенду мы знали. Согласно ей, много веков назад по пустынным землям нынешнего Казахстана с юга на север в поисках воды шел длинный караван.

Стояла великая сушь. Люди не выдержали жары и умерли от жажды. Но верблюды так и шли на северо-запад. Постепенно один за другим погибали и они. В живых остался лишь самый сильный верблюд, вожак каравана. Прошло много времени, пока он не увидел первый ручей с живительной влагой. Оглянулся вожак, чтобы обрадовать остальных. А сзади никого и нет. Обидно стало верблюду, прилег он на землю и окаменел.

Так с тех пор и смотрит на юг, выискивая каменным взором пропавший в пути караван.

 Чуть не остался без головы

— Да ладно легенда, — мне не терпелось узнать, что же все-таки случилось с природным памятником в восьмидесятых. — Что армянская бригада-то хотела?

— Понятно что, — пожал плечами замглавы, — камень. Они тогда хозспособом коровники строили в здешних совхозах. А на фундаменте хотели сэкономить. В смысле, на материале. Камень в степи хороший, крепкий. Да мелкий. Пока соберешь, умаешься. А тут скала. Да под углом. Они и обвязали шею нашего верблюда веревкой с динамитом. Где только шашки раздобыли…

Он тяжело вздохнул в попытке осознать логику тех строителей.

— Они ж с Кавказа. Откуда им знать, что у нас такие скалы по одной на тыщу километров. Если б местные не вступились, считай, все, не было бы никакого памятника.

— Местные?

— Ну да, казахи из Восточного. Большой такой поселок неподалеку. Всего-то километров двадцать отсюда будет. Как узнали, примчались на двух грузовиках с кольями. Ну и отобрали эти шашки. И объяснили, что Верблюда трогать нельзя!

— Побили?

— Нет, что ты… Другие времена тогда были. Поговорили. Поняли друг друга. Откомандировали в поселок двух ребят: казаха — за бараном, армянина — за коньяком. А потом здесь же шашлыки жарили, гуляли. Мир, дружба между народами. Ну, как в СССР было принято, помнишь?

— А динамит куда дели?

— А его потом участковый по всей деревне собирал, — обыденно сообщил Василий Николаевич. — Рыбу спасал. А то, не дай бог, кто по пьянке захочет в озере глушануть, так ведь всех мальков угробит…

Он еще повздыхал, рассказывая о быте местных жителей, в основном целинников, когда-то приехавших сюда, как Иван Бровкин, герой популярного советского фильма. Да так и осевших здесь, на российско-казахстанской границе. Ладно, хоть в России. Те же казахи из Восточного хвастают российскими паспортами перед своими родственниками из казахстанской Аккарги, расположенной по ту сторону речки.

Было начало мая. Мы находились на самой восточной точке Оренбургской области. Впереди простиралась огромная зеленая степь с весьма условной границей. А прямо над нами высилась Верблюд-гора.

Громадный каменный исполин с флегматичностью настоящего корабля пустыни не обращал абсолютно никакого внимания на копошащихся внизу людей с их мелкими проблемами и заботами.

Домбаровский район. Где встретить настоящего верблюда?

Степной гарем

Константин АРТЕМЬЕВ

Фото Валерия ГУНЬКОВА

Познакомившись с верблюдом каменным, я поставил себе задачу найти такого же, только настоящего. Однако встретить в наших степях этих редких животных на вольном выпасе оказалось сложно. Наша мини-экспедиция возвращалась домой из самой восточной точки области. Светлый, Ясный, Домбаровка… Везде я задавал местным один и тот же вопрос: верблюды есть? И слышал отрицательный ответ.

Двугорбому все равно

Возвращаться без снимка живого символа оренбургской степи не желал ни я, ни мой фотокор Валерий Гуньков. Он вспоминал «золотые» кадры начала XX века, где оренбургские казаки везут на Первую мировую войну верблюжьим караваном боеприпасы и амуницию. В Европу, куда-то в Румынию.

Но это было до революции. А у нас в области верблюды активно эксплуатировались в хозяйствах степняков еще в середине XX века, во время Великой Отечественной. Да и после нее в целинных районах казахи вместо лошадей еще какое-то время впрягали в повозку такого двугорбого вместо пары лошадей. А совхозы из верблюжьего молока сбивали шикарный шубат, рядом с которым кумыс казался лимонадом.

И на тебе! В степях Оренбуржья в начале XXI века мы не могли выискать хотя бы одного живого верблюда!

— Да невыгодные они, — объяснял нам глава Домбаровского района. — Одни убытки. Так только, если для души… Надо к Султангали съездить. У него в хозяйстве вроде еще оставалась парочка.

Руководитель хозяйства «Красный чабан» встретил нас с распростертыми объятьями. Но, узнав главную цель приезда, смутился.

— Может, не надо их тревожить? — отводил он глаза. — Они сейчас на дальнем выгоне. Свободно пасутся.

Но, встретившись с жестким взглядом главы, как-то неуверенно добавил.

— Понимаешь, весна сейчас. Гон у него…

— У кого?

— У самца. Он один там сейчас с гаремом. Три верблюдицы еще и верблюжонок. Он сейчас и близко никого не подпустит.

— Никого? — искренне изумился глава. — И меня?!

Верблюжий хозяин только плечами пожал.

— Ну, ему-то все равно, кто ты, начальник или пастух. Затопчет насмерть. Может, лучше овечьи отары посмотрим? Или завалы шерсти позапрошлогодние. Я уж ее жечь собираюсь. Все равно сбыта нет.

— Ты мне про шерсть зубы не заговаривай, — оборвал на полуслове директора хозяйства районный глава. — Все, нет больше госзаказа на шерсть. Армия на синтепон перешла. Давай, к верблюдам!

Рискуя головой

По направлению к верблюжьему пастбищу мы двигались впятером на джипе председателя еще одного хозяйства, расположенного по соседству. Звали его Касымхан, он и был за рулем. Рядом с ним — глава района, а на заднем сиденье — два репортера и Султангали.

— Верблюды на вольном выпасе, — инструктировал он нас. — Так что близко лучше не подъезжать. Я на прошлой неделе еле оторвался на своей «Волге». На пашне забуксовал. Ладно, хоть вожак не понял, что сижу по самый задний мост, вернулся к самкам. А то бы растоптал и машину, и меня.

— Не уважают они тебя, — слегка подтрунивал районный глава.

— Да нет же, — досадовал Султангали. — Они нормальные, но не совсем домашние. Знают только одного погонщика и гусеничный трактор. Все остальное не авторитет. Вожак — единственный самец, он разбираться не станет, кто тут корреспондент. Вдруг еще самку отобьешь…

Пятерых пасущихся в степи верблюдов мы разглядели издали. На километр в округе не было видно ни людей, ни техники. Среди прочих выделялись красивая белая самочка и мощный вожак, настолько обросший черной шерстью, что два его горба сливались в один, но очень большой. Стадо мирно паслось у полевой дороги, по которой мы подъезжали поближе, не торопясь, чтобы можно было настроить фотокамеру под нужный объектив.

— Осторожно, — предупредил Валерия Гунькова Султангали. — Далеко в окно не высовывайся. Отхватит фотоаппарат вместе с головой.

Мы были метрах в двадцати от великолепной пятерки, когда вожак, вероятно, сопоставив размеры джипа со своими собственными, нервно оглянулся на верблюдиц и вдруг резко пригнул голову к земле. Движение было агрессивным, словно предупреждающим нас о чем-то. Весь корпус верблюда подался вперед. Я увидел, как из-под мощных пальцев этого гиганта фонтанчиками брызнула дорожная пыль.

— Ходу! — вырвалось у нас с Султангали одновременно.

Джип рванул изо всех сил, оставив не добежавшего до него несколько шагов верблюда далеко позади.

— Ну как? — обернулся глава района. — Успели снять?

Гуньков только страдальчески поморщился. В самый ответственный момент ускорение машины опрокинуло его на сиденье. Снимок, конечно, не получился.

Джип спасался бегством

Глава обещал, что лучшие фото верблюдов будут у нас, несмотря ни на что. А потому скомандовал:

— Разворачиваемся. Еще заход — по целине.

Довольный возможностью продемонстрировать уровень своей новой техники Касымхан взял влево, по кругу объезжая верблюжий гарем.

Теперь уж вожак не отвлекался на мелочи, а внимательно и злобно смотрел на черную машину, подозрительно напоминавшую соперника. Даже жвачку перестал жевать, вероятно, прикидывая расстояние до джипа по прямой. Его голова на длинной шее поднялась над горбами, оказавшись значительно выше машины.

Впрочем, ненадолго. По мере того как расстояние между нами сокращалось, шея опускалась вниз, а на губах выступала пена.

Джип снова выехал на дорогу и на предельно малой скорости предполагал миновать то место, где только что был атакован вожаком. Такой наглости хозяин гарема допустить уже не мог. А потому в точке максимального приближения он с коротким хрипом и почти прижатой к земле головой снова кинулся в атаку.

— Не торопись: успеем!

В главе и фотографе одновременно проснулся азарт охотника, а уверенный в «японке» Касымхан подпускал исходящего пеной верблюда все ближе и ближе. Нам с Султангали оставалось только вжаться в сиденье и краем глаза наблюдать, как машину догоняет озверевший вожак, сопровождаемый своей самой отважной самочкой.

Касымхан дал по газам, только когда пена с верблюжьей морды слетела на заднее стекло, а в открытое окно ворвались рев и грозное дыхание не дающего себя в обиду зверя.

Вожак не плевал нам вслед, не кричал, не продолжал погоню. Он остановился, чтобы не упустить из виду остальных жен. Сделав круг почета, вместе со своей боевой подругой он величественно возвращался к гарему, празднуя победу над покинувшим поле боя черным железным соперником.

— Ты зачем держишь таких агрессивных?

Глава района был озадачен воинственным поведением вожака. И Султангали, улыбнувшись каким-то потаенным мыслям, уважительно произнес:

— Ну и пусть. Зато храбрый какой. Видишь, своих никому в обиду не даст…

Материалы подготовил Константин Артемьев


Похожие новости

16-02-2022 13:52
Сегодня воздухоплаватели Сергей Баженов из
21-01-2022 14:20
Из-за поломки подъемника временно отменены
12-01-2022 13:02
Развитие туристической инфраструктуры Оренбуржья тесно
17-12-2021 10:24
В России стартует пятая волна
4-12-2021 10:59
Зампредседателю правительства России Дмитрию Чернышенко
22-11-2021 21:07
В степях восточного Оренбуржья есть
20-11-2021 18:07
Давно мечтала побывать в Иерусалиме,

Также читайте

20-05-2022 11:34
В Министерстве обороны РФ рассказали о героизме троих российских военных
19-05-2022 9:00
Минобороны России заявило, что за прошедшие сутки сдались в плен
20-05-2022 11:57
Варенье из сосновых шишек не только вкусный и необычный десерт,
18-05-2022 12:19
В департаменте ПБ и ГЗ Оренбургской области сообщили, что в
17-05-2022 8:21
С заблокированными на «Азовстали» представителями украинских военных достигнута договоренность о
17-05-2022 22:04
Владимир Кузнецов (Вован) и Алексей Столяров (Лексус) — известные российские